Ситуация в мировой экономике приводит к тому, что у экономистов совсем уж уходит почва из-под ног

Ситуация в мировой экономике приводит к тому, что уСовременная жизнь изменяется с огромной скоростью. Этот процесс охватил практически все сферы жизни и деятельности человечества. Условия, приводящие к изменению экономического состояния стран, континентов, да и всего мира, не являются исключением. Это приводит к тому, что порой даже видные специалисты и учёные в области экономики ошибаются в своих прогнозах развития ситуаций, либо стараются быть как можно осторожнее в предсказаниях.

Складывается впечатление, что даже чрезвычайно уважаемые и признанные в мире организации, обладающие солидным опытом работы и мощной аналитической базой, не в состоянии делать сколь-нибудь правдоподобные прогнозы. Так, например признанный в мире авторитет в лице Международного валютного фонда вынужден регулярно публиковать корректировки к своим же прогнозам по тем или иным направлениям.

Возмещение убытков

Но при этом стоит напомнить, что иногда некоторые заявления высокопоставленных чиновников и представителей авторитетных организаций могут сами провоцировать подвижки в экономической ситуации в ту или иную сторону, причём делается это порой преднамеренно.


Нынешняя ситуация в мировой экономике приводит к тому, что у экономистов совсем уж уходит почва из-под ног. Неопределённость, шаткость и непредсказуемость последствий предпринимаемых шагов создают все предпосылки для этого. Экономические процессы нынешнего времени в глобальном масштабе не подвластны пониманию учёных мужей. Хотя не стоит сбрасывать со счетов и осторожность многих из них, кто полагает, что не надо спешить с выводами. Ведь если большинство экономистов начнёт предсказывать крах в мировой экономике в следующем году, то этот растиражированный средствами массовой информации прогноз, может ускорить его наступление, спровоцировав панику. Люди весьма подвержены различным страхам в условиях и без того очень шаткого состояния мировой экономики.


Экономисты находятся в особенных условиях, очень сильно отличающихся от условий, в которых работают, к примеру, фармацевты и учёные других направлений. У экономистов нет возможности работать в лабораториях, ставить в них эксперименты, проводить сопоставление различных испытуемых групп. Из этого следует достаточно простой вывод, что такой «лабораторией» для них является современная реально действующая экономика плюс опыт предшествующего развития человечества. И, несмотря на то, что экономика представляет собой очень сложный и многогранный механизм, различные части которого подвержены достаточно строгому математическому описанию, в целом существуют экономические понятия, которые всё же не позволяют экономистам делать безошибочные прогнозы. Например, вопрос о природе мотивации человека и степени меркантильности мышления в той или иной ситуации – предмет для глубокого изучения. Но кто сможет определить параметры значимости этих определений и их границы?

И даже если предположить, что у экономистов всё же есть возможность проводить некое подобие экспериментов в рамках некоторых государств или территорий, результаты таких экспериментов и опыт их проведения нельзя считать «чистыми» и универсальными. Причина в том, что мировое экономическое устройство предполагает интеграцию в эту систему экономик всех стран, даже тоталитарных, хоть и в разной степени. Такая среда не может быть полностью изолированной и обеспечивать чистоту эксперимента. Кроме того мир настолько многогранен и многолик, а история развития каждой составляющей его части так не похожа ни на одну другую, со своим неповторимым колоритом, что любая экономическая модель, даже основанная на математическом расчёте, будет работать с весьма приблизительными результатами.


Таким образом, можно считать, что используемые экономистами основанные на математическом расчёте модели, являются упрощёнными вариантами предположений о современном мире. Они базируются на весьма существенных погрешностях и допусках. Кроме того даже у самых строгих правил бывают исключения. И такая ситуация является неизбежной, ибо других подходов не придумано и не существует.


Возьмём другой пример: закон соотношения спроса и предложения. Известно, что согласно этому закону рост цен предполагает снижение спроса и наоборот. Но существуют области рынка, в которых он не действует. Например, рынок недвижимости, на котором цены растут именно во время повышенного спроса и снижаются при его понижении. Рынок дорогих и очень дорогих товаров представляет собой ту же закономерность, когда именно высокая цена обеспечивает привлекательность товару.
Экономистов в современном мире часто сравнивают с физиками. Известно, что в физике есть два направления, одно из которых занимается изучением элементарных частиц, а другое – воздействие различных сил на физические тела. Также и у экономистов существует микроэкономика, занимающаяся экономическими вопросами на уровне человека и компании, и макроэкономика, в ведении которой общие экономические процессы. Есть различные направления в изучении этих процессов, в которых микро- и макро- экономики пересекаются. Эти направления базируются на постулатах о первичности и вторичности экономики и политики, а также эффективности и своевременности вмешательства государства в регулирование экономических процессов. Примерами таких течений можно считать чикагскую и кейнсианскую школы экономики. Чикагская школа выступает за ограничение вмешательства государства в экономику, а кейнсианская является сторонницей эффективного участия государства в экономическом управлении.


Последователи чикагской школы предполагают наличие у простых людей и бизнесменов достаточного уровня экономических знаний и самоорганизации для того, чтобы самостоятельно в течение жизни принимать решения о том, сколько и как работать, как балансировать доходы и потребление в течение жизни и пр. Из этого делается вывод, что люди и бизнесмены самостоятельно могут определить, в каком направлении пойдёт дальнейшее развитие событий, и, корректируя своё поведение, будут балансировать экономику. Но это абсурд. Если следовать этой логике, то можно утверждать, что например Великую депрессию спровоцировали сами рабочие. Хотя в этой позиции есть и рациональное зерно. Оно заключается в том, что такой подход рассматривает человека, как думающего индивида. При этом предполагается, что обычный человек должен уметь делать сложные экономические выкладки, что в реальной жизни просто нелепо.


Часть экономистов считает, что можно решить любые проблемы, создав лишь правильные стимулы. Но далеко не всегда стимулы могут привести к желаемым результатам. Например, если увеличить сумму вознаграждения донорам крови, они не станут сдавать её больше, так как существуют физиологические ограничения и то обстоятельство, что большинство доноров сдают кровь из соображений гражданского долга. Это может служить наглядным примером нефинансовой составляющей мотивации, движущей человеком. Для восполнения этого пробела в экономической науке существует школа так называемой поведенческой экономики. Модели, используемые в этой школе, в качестве основы включают в себя социальные нормы. А, как известно, социальные нормы не всегда напрямую соотносятся с моделями, направленными на максимизацию прибылей. К примеру, снижение заработной платы работникам на пять процентов при нулевой инфляции может спровоцировать их недовольство. При этом недовольство работников будет значительно меньшим при отсутствии повышения зарплаты и наличии инфляции в пять процентов. Но в обоих случаях финансовый результат для них будет одинаков.


История как будто насмехается над экономистами. Не успеют они сформировать единое мнение по какому либо вопросу, как ситуация меняется настолько, что всем становится очевидной ошибочность этого мнения. Идеи, сформированные экономистами старой классической школы, основывались на том, что, по их мнению, свободная экономика способна само организоваться. Но Великая депрессия выбила почву из-под ног приверженцев этой идеи. После окончания Второй мировой войны кейнсианская школа стала вводить идею участия государства в управлении экономикой при помощи стимулирующих мер. В этот период шёл процесс роста налогов и расходов на соцобеспечение, повышался контроль со стороны государства. 


Это привело к тому, что в семидесятые годы прошлого столетия обозначился одновременный рост инфляции и безработицы, что потребовало срочных корректировок в экономических науках. Тот период запомнился борьбой школ экономики, которые так и не сумели прийти к единому мнению по основным вопросам экономического мироустройства. В это же время наступил кризис, сопровождавшийся ростом цен, забастовками, отключениями электричества.
Ему на смену пришла эпоха, ознаменовавшаяся классицизмом. Предшествовавшие действия, направленные на отмену регулирования, приватизацию и либерализацию экономики, привели к тому, что в девяностые годы прошлого столетия и на рубеже двухтысячных отмечался стабильный рост, падение безработицы и инфляции. Чикагская школа торжествовала.


Но и этому периоду благоденствия пришёл конец. Наступил 2008 год и грянул кризис, сопоставимый по силе и последствиям с Великой депрессией. До сих пор мир бьётся в попытках выбраться из этого кризиса. Это был период, в котором разные правительства перепробовали, казалось все известные и возможные, порой прямо противоположные средства. Какие из них сработали, а какие нет – до сих пор никто не знает. Но это отнюдь не мешает экономистам продолжать высказывать мнения по разным поводам и указывать друг другу на ошибки, или вовсе обвинять в некомпетентности. Теперь в основе их суждений лежит идея «двух сторон одной медали»: с одной стороны ситуация представлена таким образом, но с другой стороны… Что впрочем тоже не ново.


С исторической точки зрения всё упирается в циклы. Но с точки зрения экономики пока можно лишь с большей или меньшей степенью уверенности говорить о том, что делать нельзя. Это опять-таки примеры из истории, в том числе новейшей, когда тоталитарные и авантюристические крайности приводят к страданиям людей и крахам целых государств.
На сегодняшний день можно с уверенностью сказать лишь о том, что в современной экономике нельзя обойтись без:
- уважения права собственности;
- эффективного правительства, гарантирующего понятные правила ведения бизнеса, собирающего налоги и обеспечивающего социальные гарантии и защиту своему обществу;
- устойчивых банков, обеспечивающих работоспособность платёжной системы;
- развитых рынков.
Если имеются все эти компоненты, то остальные параметры, как например налоговые и процентные ставки, можно осторожно подобрать с помощью проб и ошибок.

Россия г. Москва, ул Мясницкая 37 +780532111574 2019-12-26 Форекс

Добавить комментарий