Золотой стандарт несет в себе тревожные уроки для единой валюты

[Золотой стандарт несет в себе тревожные уроки для единой валютыЕвропейские политики заработали своего рода передышку - недолгий период восстановления, который начался минувшим летом. Впрочем, евро все же в опасности. В Португалии прибыльность по облигациям с начала месяца получила новые высоты вследствие раскола правящей коалиции. Ирландская экономика уменьшается уже 3 квартала. А до банковского объединения далеко еще.
Бордо (Рутгерский университет) вместе с Джеймсом (Принстон) новым исследованием отметили слабость евро. Экономисты-историки анализировали минусы иного международного строя, некогда считавшегося неуязвимым – «золотого стандарта» - и отыскали новые причины для беспокойства касательно перспективы евро.


Впрочем, параллель между «золотым стандартом» и евро назвать четой нельзя. Евро считается составляющей валютного союза, у нее имеется ЕЦБ. А вот у «золотого стандарта» собственного института не было. Курс евро «плавает» относительно иных валют, таких как иена, фунт, доллар, а ЕЦБ должен помогать ценовой стабильности, но не конвертируемости в золото. Однако для 17 стран, которые используют ныне евро, он считается близкой копией «золотого стандарта», ведь в их расчетах они базируются на фиксированном валютном курсе.

Возмещение убытков


Такой итог не новый, любопытнее анализ трений и противоречий, которые, в результате, загубили «золотой стандарт». По словам ученых, данные трения образовались вследствие 3-х «триллем» - 3-х наборов из 3-х функций либо отличительных черт, в которых могут сосуществовать любые 2, а 3-я становится уже лишней. Одна из подобных «триллем» знакома экономистам - «невозможная троица» из свободного передвижения капитала, фиксированных курсов, независимой монетарной политики. Проще говоря, если заморожен валютный курс, а капитал свободно перемещается по странам, то страны теряют возможность осуществлять свою монетарную политику. Но Бордо с Джеймсом признают, что державы в союзе, подобном Еврозоне или же «золотому стандарту», жертвуют собственной способностью определять процентные ставки, а также, возможно, отрекаются от финансового постоянства, подрывая у себя основу демократии.
Оставшись без изменяющихся валютных курсов, державы вынуждены по-прежнему менять внутренние цены и зарплаты, если они уходят от средних показателей. «Золотой стандарт» хорошо функционировал в период своего расцвета (начало Первой мировой). Он определил давление на профицитные и дефицитные державы, когда они теряли либо набирали конкурентоспособность. Державы с профицитом скапливали золото, повышая денежную массу, это провоцировало рост цен и спад конкурентоспособности. Державы с профицитом утрачивали золото, это провоцировало уменьшение денежной массы, спад цен и, естественно, рост конкурентоспособности.


Увы, евро напоминает некий искаженный вариант именно «золотого стандарта» межу войнами, но не традиционную «довоенную» модель. В 1920-х «золотой стандарт» восстановили, однако ЦБ в профицитных державах (в частности, во Франции), стерилизовали монетарные результаты притока золота, нивелировав рост цен. Следовательно, бремя корректировок получили те, кто перешел к «золотому стандарту» с переоцененной валютой (например, Великобритания). Подобные дефляционные процессы сегодня проходят в державах периферийной Европы. Положение их являлось бы менее плачевным, условия проживания не очень драконовскими, когда бы центральные державы согласились перетерпеть инфляцию выше, нежели среднюю Еврозоне. Однако Германия сопротивляется.
Вторая «триллема», по словам авторов, состоит из несовместимости стабильных валютных курсов, мобильности капитала, финансовой стабильности. Если державы переходили к «золотому стандарту», им дарили «знак качества», потому туда шел поток иностранного капитала. Размеры кредитования подросли до невиданных высот, местные банки увеличились до фантастических размеров, и часто на свою беду.


В период «золотого стандарта» сильная держава могла поддерживать инвесторов, банки. Например, в довоенной России ЦБ называли «красным крестом банковской отрасли». Однако слабая держава рискует быстро лишиться доверия своих инвесторов. Именно так получилось в Аргентине в период банковского и долгового кризиса. История повторяется и с евро. Финансы наполнили периферийную Европу, стали увеличиваться банковские бумы. Потом - крах, Испания с Ирландией попытались рекапитализировать собственные банки, за что поплатились положением своих государственных финансов.


Третья «триллема» страшнее прочих: возможная несовместимость вольного передвижения капиталов и неизменных валютных курсов с демократией. После Первой Мировой Германия имела шанс примкнуть к «золотому стандарту» благодаря «Плану Дауэса» (1924). Однако кислое фискальное лекарство, которое прописано державе во времена Депрессии для сбережения «золотого стандарта», обладало побочным эффектом – появление нацистов. В 1931 Великобритания вышла из «золотого стандарта», что оказалось началом конца, поскольку фискальная консолидация, которая была необходима для его сопровождения, оказалась невыносимой.

Источник и автор: Форекс анализ, forex

Россия г. Москва, ул Мясницкая 37 +780532111574 2019-12-26 Форекс

Добавить комментарий