аналитика, прогноз курса, финансовый рынок

Юань не готов бросить вызов к доллару. Пока

Юань не готов бросить вызов к доллару. ПокаВосхождение юаня создаст немало проблем Америке, но лишь в том случае, если Китай сумеет измениться. Когда же китайская валюта будет конкурировать на равных с долларом? И возможно ли такое в принципе? В самом Китае многие полагают, что это лишь вопрос времени. Например, Чен Юлу, ректор и ведущий экономист Китайского народного университета, полагает, что на восхождение юаня уйдет 15 лет. Вей Цзяньго, заместитель председателя Китайского центра международного экономического обмена отводит на это двадцать лет. Государственные чиновники более осмотрительны: по словам главы Центробанка Чжу Сяочуаня, процесс интернационализации валюты будет долгим, а его темпы будут определяться рынком. За пределами Китая мнения на этот счет разделились. Некоторые полагают, что в Азии юань уже может заменить собой доллар практически в любой момент; другие и вовсе не верят в подобные перспективы. Но в чем, собственно, дело? Что изменится, если китайская валюта действительно начнет соперничать с долларом  за мировое господство? Ученые ищут параллели в процессе перехода от британского фунта к доллару, однако он произошел в середине прошлого столетия и совсем при других обстоятельствах. В ту пору и доллар, и фунт конвертировались в золото по фиксированному курсу, таким образом, так называемый прыжок веры для тех, кто решился переключиться с одной валюты на другую, был гораздо безопаснее. Сегодня же резервные валюты не обеспечены золотом. Их стоимость весьма условна и определяется спросом и предложением.

Более того, переход от фунта к доллару отражал смещение экономической мощи - результат процесса, начавшегося за много десятилетий до этого, между двумя союзниками с общими демократическими ценностями и экономическими воззрениями. Китайские лидеры рассуждают об интернационализации юаня с точки зрения всеобщего блага. По их словам, более диверсифицированная монетарная система будет способствовать росту мировой финансовой стабильности. И все же восхождение Китая представляет для Америки куда большую угрозу, чем Америка в свое время представляла для Великобритании. Несмотря на сладкие речи и хвалебные песни о взаимной выгоде, Китай для Штатов - это потенциальный идеологический враг с авторитарным режимом и статичным подходом к управлению экономикой. В связи с этим некоторые китайские экономисты не питают радужных иллюзий относительно того, как будет развиваться соперничество юаня и доллара. Сонг Хонгбинг, автор «Валютных войн», серии книг в духе теории заговора, считает, что Америка будет биться с юанем буквально за каждую пядь земли. Пока эта теория не подтверждается. За последние пять лет Китай построил целую торговую сеть с хождением юаня, но Штаты даже не попытались этому воспрепятствовать. Однако в прошлом году появился намек на потенциальный конфликт, когда Американ попыталась - безуспешно - отговорить своих союзников от участия в Азиатском банке инфраструктурных инвестиций. Америка стремится заключить торговое соглашение со странами Тихоокеанского региона, но без участия Китая. Также обращает на себя внимание тот факт, среди множества мировых торговых центров - от Лондона до Сингапура - где можно расплачиваться юанем, нет Нью-Йорка.

Возмещение убытков

У Америки есть повод беспокойно поглядывать на юань. Если он проявит себя в качестве достойной альтернативы доллару, краеугольный камень американской гегемонии станет хрупким и ненадежным.  Санкции против Ирана и Северной Кореи сделали свое дело благодаря ведущей роли доллара в мировой финансовой системе. Около 45% всех международных операций производится в долларах. Поэтому любому банку с внешнеторговой деятельностью нужен доступ к американской банковской системе для клиринга платежей и управления денежными средствами. А для этого требуется американская лицензия. Так что подобные санкции равносильны приговору. Китай прекрасно осознает насколько это важно. В 2013 году после того, как Штаты ввели санкции в отношении крупнейшего банка Северной Кореи, работающего с иностранной валютой, Банк Китая перестал обслуживать своего северокорейского клиента. В 2012 году, в разгар конфликта между Штатами и Ираном Китай неохотно сократил импорт иранской нефти. Но как только юань выйдет на мировой уровень, политический аспект доллара начнет ослабевать. В частности. Китай уже готов запустить систему обработки международных платежей в юанях. Конечно, ее скромно называют платформой для осуществления транзакций, но со временем она может послужить катализатором в далеко идущих изменений. Подобная система позволит банкам и компаниям перемещать деньги по мировой финансовой системе, не привязываясь при этом к доллару.

Америке будет гораздо сложнее отследить, кто использует Китайскую международную систему платежей (CIPS) и для каких целей. Угроза отключения от американской финансовой системы будет быстро терять эффективность. А Китай получит новый инструмент  распространения своей идеологии. Главы государств, встречающихся с Далай Ламой, тибетским духовным лидером, которого Китай считает сепаратистом, в один прекрасный день могут обнаружить, что их банки оказались в черном списке CIPS. Конечно, чтобы не навредить положению юаня в мире, применять подобную тактику следует с ювелирной осторожности, однако, не исключено, что Китаю будет достаточно лишь пригрозить расправой, чтобы добиться своего. Юань в качестве мировой валюты поможет Поднебесной снискать к себе уважение. Китаю хочется, чтобы его считали «хорошим гражданином» мира в трудные времена. В 1997-98 годы, во время азиатского финансового кризиса и в 2008-2009 года, когда кризис оказался глобальным, он синхронизировал динамику юаня с долларом. Таким образом, он убедил другие страны в том, что не станет использовать девальвацию, чтобы поддержать экономику. По мере роста популярности юаня на международной арене у Китая будет больше возможностей поддержать мировую финансовую систему.

Юань в выгодном свете

В 2008 году, когда обанкротился Lehman Brothers, Федрезерв предоставил своп-линии банкам во всем мире. Если подобный кризис разразился лет через двадцать, Китай сможет сыграть аналогичную роль. Он уже готовит базу для этого, создавая свопы со многими странами от Аргентины до России. Экономические последствия роста популярности юаня будут колоссальными. Америка постепенно лишится своего «чрезмерного преимущества», которое полагается стране, выпускающей главную валюту в мире. Невероятно высокий спрос на доллары - более 60% валютных резервов в Центробанках по всему миру деноминированы в долларах - поэтому Америка и расположенные там компании могут продавать свои облигации по завышенным ценам. Доходность по облигациям обратно пропорциональна цене, соответственно, стоимость кредитования для американцев ниже, государству проще финансировать свои дефициты, а компаниям - привлекать средства.

Так сколько стоит это чрезмерное преимущество? По данным исследований, доходность по десятилетним американским гос. облигациям в начале 2000-х годов была примерно на один процент ниже за счет статуса доллара как резервной валюты. Кроме того, Америка может выпускать все свои долговые бумаги в долларах. Несоответствие валютных курсов, часто провоцирующее долговые кризисы в небольших экономиках, ей не грозят; Федрезерв может просто напечатать больше денег, чтобы расплатиться по государственным обязательствам. По оценкам McKinsey Global Institute подобные преимущества складываются в 100 млрд. в год.  Но у всякой медали две стороны. Спрос на доллар, как на резервную валюту, означает, что она стоит дороже, чем могла бы, соответственно, американским экспортерам труднее конкурировать на международных рынках. В McKinsey подсчитали, что это сокращает ВВП страны примерно на 60 млрд. долларов. Иными словами, благодаря статусу доллара чистое преимущество Америки составляет около 0.3-0.5% от ВВП ежегодно.

Как только юань сможет бросить вызов доллару, Китай откусит свой кусок от этого пирога. Инвесторы из других стран, вероятно, захотят продать часть долларовых активов, так как у них появится альтернатива; процентные ставки в Америке вырастут, а экономика, соответственно, ослабнет. Аналитики полагают, что Федрезерв может сгладить неблагоприятный эффект через покупку облигаций, проданных иностранцами, но устранить его полностью ему не под силу. Иными словами, Америке придется трудиться куда усерднее, чтобы вернуть доверие мировых инвесторов, возможно, даже остановить рост гос. долга. Но от Китая потребуются еще более радикальные изменения и титанические усилия. В этом отношении, сила доллара и его способность удержаться на пьедестале доминирующей валюты, будучи в эпицентре мирового финансового кризиса, по мнению Эсвара Прасада, экономиста Корнельского университета, определяется финансовыми институтами Америки. Глубокие финансовые рынки, надежная правовая система и относительно прозрачные политические процессы поддерживают доллар. Именно доверие к ним делает доллар валютой-убежищем.

Китаю придется создать такие же институты, чтобы убедить инвесторов в надежности юаня. Ему придется сделать свою валюту полностью конвертируемой, перестать вмешиваться в динамику валютного рынка и создать большой, ликвидный и прозрачный рынок облигаций. Однако последние масштабные интервенции, направленные на поддержку фондового рынка, говорят о том, что Китаю еще очень далеко до зрелой финансовой системы. Кроме того, стране нужны надежные законы. Это значит, что судам придется разрешить идти против воли Коммунистической партии - сейчас об этом даже помыслить страшно. И при всем при этом Китаю нужно поддерживать рост экономики. Стагнация лишит юань привлекательности. Если страна как-то сумеет справиться с этими задачами, многополярная мировая финансовая система повысит мировую экономическую стабильность. Америка и Китай будут стремиться повысить привлекательность своей валюты, демонстрируя ответственные фискальные и монетарные политики. Чрезмерное преимущество превратится в чрезвычайную ответственность. При этом появятся и новые риски - больше поводов для трений и конфликтов. Если статус доллара окажется под сомнением, во время следующего финансового кризиса возникнет опасная неопределенность, где искать убежище.

Насколько высока вероятность, что нечто подобное может произойти? У доллара огромное преимущество. Однако политические разногласия в Вашингтоне могут его ослабить, равно как и неуемное спекулирование своим статусом резервной валюты для введени санкций. От Китая тоже многое зависит. Сейчас самое главное создать максимально глубокую, открытую и надежную финансовую систему, которой можно будет доверять. Это долгосрочный проект, но Китай может его ускорить, например, за счет снижения барьеров для иностранных инвестиций на своем рынке облигаций.  Успехи Китая за последние пять лет, когда страна начала продвигать идею интернационализации юаня, поистине впечатляют. Доля китайских международных торговых операций в юанях выросла с нуля в 2009 году до 22% в прошлом году. Сейчас китайская валюта является пятой по популярности для осуществления международных платежей. МВФ подумывает о том, чтобы включить ее в состав своих специальных прав заимствования - корзины резервных валют. Но пока он не может составить конкуренцию доллару. Около 50 Центробанков инвестировали часть своих резервов в юань - но лишь незначительную часть. На руках у иностранцев китайские акции и облигации на сумму 200 млрд. долларов. Американских ценных бумаг в 80 раз больше - 16 трлн. долларов. Сейчас юань - участник массовки на мировой сцене. Как впрочем и доллар в начале 20 века.

Экспресс-обучение с личным наставником

Добавить комментарий

Материалы по теме

ТОП 5 Форекс брокеров:

ТОП 5 Криптобирж: