Никаких особых статусов для доллара

203За несколько дней до знаменитой конференции в Бреттонвудсе, в июле 1944 года, Джон Мейнард Кейнс, представитель со стороны Великобритании, сцепился со своим американским коллегой Гарри Декстером Уайтом. Спор разгорелся вокруг роли доллара в послевоенном мире. Уайт хотел во что бы то ни стало сделать доллар единственной международной валютой, фактически, суррогатным золотом. Кейнс, чья страна, фактически, была банкротом, а, значит, у нее не было ни долларов, ни золота для погашения внешних долгов - с не меньшим рвением стремился не допустить ничего подобного.

Никаких особых статусов для доллара. Само существование Британской империи зависело от того, сумеет ли она добиться признания фунта стерлингов на международном уровне, или, хотя бы, получить доступ к международному платежному средству (предполагалось назвать его «банкор»), на которое не распространялся бы контроль американцев.

Участвуй в "Битве трейдеров"

Британия была отчаявшимся должником безо всяких козырей в рукаве, и Кейнс проиграл спор. Шестьдесят пять лет спустя председатель Народного банка Китая выступил с заявлением, в котором горько сожалел о том, что Кейнсу не удалось настоять на своем. Ничем неоправданные привилегии Америки расшатали всю международную монетарную систему.

Страна попросту наплевала на свое обязательство поддерживать конвертируемость своей валюты в золото а личные интересы, как водится, оттеснили общественные на второй план. Китай начал предпринимать шаги, которые, как ему кажется, в конечном счете, помогут сломать эту систему. Первыми действиями в этом направлении стали двусторонние соглашения с Россией, Бразилией и Турцией о торговле без долларов, а также о накапливании золотых запасов, которые будут не лишними в случае кризиса доллара.

Любопытно, что самый известный современный последователь теории Кейнса, лауреат нобелевской премии в области экономики и автор колонки в Нью-Йорк Таймс Пол Кругман уверен, что потеря долларом международного статуса - пустяк, который ничего не изменит. Чтобы обосновать свою точку зрения он приводит в пример Австралию, где, также как и в США отмечается устойчивый дефицит торгового баланса, даже несмотря на то, что валюта страны не наделена никакими особыми функциями и привилегиями. Таким образом, дело вовсе не в том, что Америка печатает мировую резервную валюту. Он мог бы привести в пример и менее значимые страны, чем Австралию, например, Коста-Рику. Если валютные резервы страны не растут, то существенный приток капитала формирует дефицит текущего счета. Если в стране есть масса привлекательных инвестиционных возможностей, то дефициты могут расти и шириться до плюс бесконечности. Штаты же умеют делать такие возможности из воздуха - печатая собственные деньги. Однако Кругман продолжает утверждать, что особый статус доллара обеспечивает лишь малую долю во всем ВВП страны. Но что произойдет, если этот статус перейдет к другой валюте, скажем, к евро.

Федрезерв будет вынужден действовать в условиях внешних враждебных воздействий, сопоставимых с влиянием классического золотого стандарта, в условиях которого Штатам требовалось больше золота, чтобы напечатать больше денег. При «евровом стандарте» ФРС понадобится больше евро, чтобы создать больше долларов, поскольку монетарная экспансия обеспечивает повышенный спрос на импорт, и Банк не может бесконечно опустошать свои запасы евро, чтобы расплачиваться за него. В этой ситуации США больше не смогут покрывать свои дефициты текущих счетов простым печатанием долларов, им придется выпускать долговые бумаги в евро. Допустим, страна накопит внешний долг в размере 50% от ВВП. Тогда, если доллар обесценится на треть против евро (что, фактически, и произошло с момента введения евро в обращение), внешний долг страны возрастет до 66% от ВВП, но не потому что Штаты будут строить больше дорог, больниц и электростанций, а просто потому что мир больше не позволяет им печатать доллары для покрытия своих долгов. Именно в такой ситуации оказалась большая часть мира. Именно поэтому страны стремятся ввести контроль над потоками капитала. Кейнс, чья страна распродала свою империю, чтобы расплатиться с долгами, был прав, считая, что обесценение - это плохой выход, к которому можно прибегнуть только если все другие попытки провалились. Штатам нужно как следует постараться.

Бенн Штейн, директор международной экономики в Совете по внешним связям, и Мануэль Хиндс, бывший министр финансов Сальвадора

Россия г. Москва, ул Мясницкая 37 +780532111574 2019-04-29 Форекс

Добавить комментарий