Политика и деньги, что над чем первее, и на что сейчас следует обращать внимание?

big_512168_copy_copyПредполагалось, что на Европейском саммите будут найдены долгожданные комплексные решения, которые помогут положить конец этом затянувшемуся кризису государственного долга. По мнению президента Европейской комиссии Хосе Мануэля Барросо, ключом к изменению ситуации должны были стать реформы в области экономического управления. Но, увы, этому не суждено случиться. Изменение ситуации откладывается до июня. Почему? Потому что в самых отдаленных странах Европы приветствуется демократический подход. Что это за страны: Финляндия и Португалия.

Эти две страны символизируют раскол в Еврозоне: север и юг, лед и пламень, быстрый рост и вялое развитие, жесткий подход к гос. финансам и зияющие дыры в бюджетах. Долговой кризис подрывает экономику не только должников, но и кредиторов, а политический кризис, между тем, выходит на новую ступень: Европейский союз вновь споткнулся на ровном месте, когда финишная прямая, казалось бы, была уже так близка.


Начнем с Португалии: Вот уже многие месяцы она считается следующим кандидатом на предоставление чрезвычайного кредита, вслед за Грецией и Ирландия.  Однако социалистическое правительство меньшинства, возглавляемое Хосе Сократесом, проголосовало против обращения в ЕС за помощью. Политическая память страны еще хранит воспоминания о грабительских программах помощи МВФ в конце 1970-х и 1980-х. Хосе Марио Бранко, португальский композитор, даже написал песню, посвященную МВФ (FMI). Чтобы избежать очередного унижения для страны, г-н Сократес предпочитает внедрять меры фискального ужесточения. Парламент не вдохновился его последней идеей. Получив отказ, Сократес предпочел гордо уйти в отставку. Выборы пройдут, скорее всего, в мае или июне. Между тем, рынки облигаций продолжают загонять доходнось по государственным облигациям Португалии все выше и выше, приближая критический момент, когда стране все же придется идти в ЕС с протянутой рукой. В этом случае, предпочтения электората будут определяться тем, на кого удастся навесить ответственность за произошедшее. Объявят ли Сократеса виновным в неспособности реформировать склеротичную экономику Португалии? Или, может быть, Педро Пассоса Коэлхо, лидера самой крупной право-центристской оппозиционной партии (которую часто ошибочно называют социал-демократической), обвинять в развале правительства, дестаблизиации рынка и затягивании реформ?


Политический кризис в Португалии случился весьма некстати. Между прочим, уже не в первый раз процесс принятия решений в ЕС, который и так не отличается оперативностью, попадает в зависимость от событий внутри стран. И все же, дипломаты и чиновники пытаются найти в ситуации позитив: социал-демократы согласны с фискальными целями правительства, но им не нравятся избранные Сократесом способы их достижения. Если выборы помогут Португалии получить правительство с четким большинством и готовностью к реформам, в долгосрочной перспективе, это сыграет положительную роль, как в судьбе страны, так и в судьбе евро.


Иными словами, кризис в Португалии лишь подчеркивает, что "комплексное" решение долгового кризиса все еще не является полноценным и продуманным. В стабфонде ЕС есть деньги на спасение Португалии. Но хватит ли их на Испанию, если она тоже окажется на грани банкротства? Навряд ли. Именно поэтому сделка была нацелена в первую очередь на увеличение кредитных мощностей стабфонда ЕС до 500 млрд. евро. Основной фонд, так называемый Европейский инструмент обеспечения финансовой стабильности (EFSF), может предоставить всего 250 млрд. ерво, хотя рассчитан на 440 млрд. евро.


Однако прежде чем расширить фонд, нужно договориться о том, как будет выглядеть постоянный механизм обеспечения стабильности, который вступит в силу в 2013 году. Ожидалось, что именно этот вопрос будет решен министрами финансов на уходящей неделе, но Ангела Меркель, Канцлер Германии, вновь подняла этот вопрос, заявив, что ей нужно увеличить период взносов в стабфонд (в том числе, чтобы избежать необходимости выкладывать крупные суммы в 20133 году, когда в Германии пройдут выборы в парламент). Судя по всему, ей удалось настоять на своем. О расширении текущего "временного" EFSF тоже вроде бы договорились, в общих чертах. Однако, окончальное решение отложено до июня. На этот раз из-за политических проблем в Финляндии.


Хельсинки отказываются подписывать какие-либо соглашения на этот счет, пока в стране не пройдут выборы. Отчасти, это конституционный аспект, поскольку понадобится созвать парламент на внеочередное заседание, чтобы одобрить увеличение взноса Финляндии, как в денежном выражении, так и посредством гарантий. Отчасти - нежелание "портить репутацию" перед выборами. Ожидается, что большинство голосов получит право-центристская партия Национальная коалиция во главе с ныне действующим министром финансов Юрки Катайнен. Однако у нее сильный противник - партия True Finns (Истинные финны), которая придерживается популистских лозунгов против иммиграции и против ЕС. В последнее время она существенно укрепила свои позиции, по большей части из-за недовольства финнов по поводу взносов Финляндии на спасение Греции и Ирландии. Просить Финляндию дать больше денег до выборов - значит упрочить позиции "Истинных финнов". К такому же результату приведет необходимость спасать Португалию. Поэтому политические лидеры Финляндии и Португалии сейчас молятся об одном: чтобы стране не пришлось просить денег в ближайшем будущем.

Добавить комментарий