Число жертв землетрясения и цунами в префектуре Тохоку на северо-востоке Японии уже достигло 30 тыс

2345075В Японии поминальные ритуалы для усопших, как правило, проводятся через 49 дней после смерти. В течение этого времени родственники скорбят. Число жертв землетрясения и цунами в префектуре Тохоку на северо-востоке Японии уже достигло 30 тыс. (учитывая пропавших без вести). Эта катастрофа стала крупнейшей за всю историю Японии. Скорбела вся нация.


В это время телевидение воздерживалось от показа развлекательных программ и кричащей рекламы, уважая чувства людей. Были отменены многие события, посвященные празднику Ханами, известный также как праздник сакуры, который ежегодно проходит в Японии с конца марта по начало мая и отражает японскую традицию любования цветами. Также отменили многие музыкальные и спортивные события.

Пожалуй, только лишь концерт американской рок-певицы Синди Лопер прошел, как и было запланировано. Сплоченность (кизуна) японского народа проявляется в виде нерушимой солидарности в такие сложные времена, как сегодня. Одним из достоинств кизуны является то, что люди просто не способны веселиться и радоваться жизни, зная, что погибло так много соотечественников, а еще 200 тыс. японцев оказались в крайне сложных условиях и вынуждены находиться в эвакуационных центрах. Увы, может статься так, что кизуна не только сплочает японцев, но и сковывает экономику, которую нужно восстановить в максимально короткий срок. Это нужно не только самой Японии, но и остальному миру и, в первую очередь, Азии, которая сильно зависит от поставок запасных частей и деталей из Страны Восходящего Солнца. Кизуна и состояние скорби привели к резкому сокращению потребления. Туристическая сфера переживает упадок, потому что люди не хотят и боятся ехать в Японию. А живописные районы Тохоку, популярные среди туристов и совершенно не пострадавшие от землетрясения и цунами, оказались в числе туристических изгоев.  Совершенно безосновательные слухи о том, что Япония вся пропитана радиацией тоже не способствуют притоку туристов в страну.
Встречи, конференции и праздники в Токио отменены, что отразилось не только на гостиничном бизнесе, но и на индустрии производства продуктов питания и напитков.

Ресторанная отрасль тоже загнана в угол. Вопреки обыкновению, сейчас не проблема забронировать столик в ресторане с тремя звездочками Мишлен. Клиентов нет, и все усилия, затраченные на поддержание работы холодильников во время отключения электроэнергии, оказались напрасными. Потребители, которые еще совсем недавно выстраивались в очередь за водой и туалетной бумагой, не спешат возвращаться в супермаркеты. Более того, тенденция к отказу от любых покупок, за исключением предметов первой необходимости на случай катастрофы, не ограничивается восточной Японией. Национальная тенденция. Однако падение потребления пришлось как раз на то время, когда японская экономика находится в упадке. На самом деле, после двух десятилетий вялого роста экономика страны оказалась в хвосте и совсем безнадежно отстала от других развитых стран после коллапса Lehman Brothers в 2008 году. Теперь же на нее обрушились одновременно затяжная дефляция и негативные последствия катастрофы. Период скорби после событий 11 марта длинной в 49 дней придется на конец апреля. Глобальное разрушение экономики продолжится как минимум до этого момента.

После землетрясения в Кобе в 1995 году экономике потребовался год, чтобы восстановить потребление, однако тогда широкомасштабные разрушения вылились в столь же масштабный спрос. Будем надеяться, что также случится и на этот раз. Ожидается огромный спрос, связанный со строительством временного жилья, а впоследствии и с отстройкой потерянных городов. По оценкам, ущерб от разрушений достигает 25 трлн. иен, вероятно, таким же будет потенциальный спрос в период реконструкции. Однако японскому правительству нужно мыслить масштабно и творчески. Если города, страдавшие от нехватки населения до разрушения, будут соответствующим образом трансформированы во время реконструкции, возможно, стране удастся создать новую модель регионального развития и децентрализовать экономику, вращающуюся вокруг Токио. Фермерские угодья, обрабатываемые престарелыми фермерами без наследников и преемников, были разбиты на мелкие участки. Сейчас же многие из них пустуют, открывая богатые возможности для укрупнения фермерских хозяйств. Точно также можно реорганизовать и консолидировать частные рыбные хозяйства, где потенциальные наследники предпочли рыбной ловле другую карьеру. И вот оно, преимущество от масштаба.


В свою очередь, атомный кризис вновь заставил людей задуматься о проблеме поиска надежного и возобновляемого источника энергии. Правительство планирует использовать энергию солнца и ветра в промышленных масштабах на территориях, опустошенных катастрофой. Но экономика Японии слишком долго сидела в глубокой яме и сейчас скована чрезмерным регулированием и жестким следованием прецедентам. Таким образом, если японцы поймут, что сейчас им больше всего нужно четкое руководство и последовательный, решительный план восстановления и обновления страны, сквозь тучи ужаса, который довелось пережить людям в районе Тохоку, блеснет луч света. На самом деле, единственный способ достойно почтить память тех, кто не пережил стихию, это создать новую Японию на обломках старой, а не просто восстановить города и экономику, воссоздав те же нездоровые условия.


Юрико Койке, бывший министр обороты и советник по национальной безопасности  Японии, сейчас Председатель исполнительного совета либерально-демократической партии Японии.

Добавить комментарий