Выкиньте из головы все мысли о спасении таких банкротов, как Греция

minfin-gosdolg-gretsii-v-sentyabre-dostig-mlrd-evro-1Выкиньте из головы все мысли о спасении таких банкротов, как Греция. Увы, никто этого не сделает.

Поэты считают апрель самым жестоким месяцем. Для европейских политиков нет ничего ужаснее мая. В прошлом году им пришлось сжечь свой кодекс правил, чтобы спасти Грецию и пресечь нападки инвесторов на другие европейские страны в аналогичной ситуации. Прошел год с тех пор, как началась эта миссия по спасению утопающих. А праздновать нечего. Несмотря на год жестких ограничений, Греция лишь приблизилась к неизбежной реструктуризации. Фонд по спасению, в спешке созданный европейцами в мае 2010 года, пришлось использовать дважды. Сначала для поддержки Ирландии в конце прошлого года, потом - для поддержания на плаву Португалии. Но тревожнее всего дела обстоят именно в Греции. Крупные игроки в Еврозоне, в первую очередь, Германия и Европейский центральный банк - судорожно ищут решение проблемы государственного долга.

Новости о «тайном» заседании министров финансов ЕС поползли вместе со слухами о том, что Греция может выйти из состава Еврозоны. Подобные заявления были опровергнуты. Но, пожалуй, это единственное проявление единодушия среди европейских политиков.

В мае 2010 года предполагалось, что Греция столкнулась с серьезными, но временными трудностями. Это легло в основу всего плана по спасению. Было принято решение использовать государственные средства стран Еврозоны и МВФ на сумму 110 млрд. евро, чтобы возместить дефицит финансирования на открытых рынках. Страна при этом должна была платить штрафные проценты и предпринимать активные меры по сокращению дефицита. Это должно было вернуть инвесторам уверенность: частично к 2012 году, и полностью - к 2013 году.

Сейчас подобный график кажется неоправданно оптимистичным. Инвесторы с еще менее охотно предоставляют долгосрочное финансирование: доходность по 10-летим гос. облигациям превысила 15% против 12.3% год назад. Это значит, что фискальные проблемы Греции еще хуже, чем предполагалось раньше. Точка отсчета для долга и дефицита оказалась совсем не там, где ее хотели поставить; налоговые поступления не оправдали надежд, а меры фискальной консолидации убили экономический рост в зародыше. В результате, государственный долг Греции к концу года приблизился к 145% от ВВП, а дефицит достиг 10.5% от ВВП против первоначальной цели 8.1%.

Даже самому сплоченному и решительному правительству будет нелегко пережить эти сложные времена. А социалистическое правительство Джорджа Папандеру раскололось на два лагеря и не может договориться о необходимых болезненных реформах. Ходят слухи о назначении европейских представителей на министерские посты в Греции, сейчас вставляющие палки в колеса. Сложнее всего будет провести программу приватизации на сумму 50 млрд. евро, против которой открыто выступают даже наиболее преданные сторонники Папандеру в кабинете министров - Тина Брибили, министр экологии и энергетики, и Лука Катцели - министр труда. Если бы долговой кризис ограничился только Грецией, его можно было бы считать частным случаем, который ничем не грозит Еврозоне в целом. Но это не так, что успешно доказали Ирландия и Португалии. Экономические особенности этих стран сделали их уязвимыми. В Ирландии, в отличие от Греции и Португалии, токсичная банковская система отравила государственные финансы. В Португалии десять лет вялого роста привели к возникновению глубоких экономических деформаций.

Но когда под откос пошли три страны подряд, от надежды на «частный случай» пришлось отказаться. Все пользовались преимуществами низкой процентной ставки, но не смогли справиться с экономикой и государственными финансами. Итог: огромные дефициты текущего счета в Греции и Португалии и колоссальный пузырь на рынке недвижимости в Ирландии, который маскировал фискальную слабость за счет доходов жилищного сектора. В той или иной степени все три утратили конкурентоспособность в терминах затрат на оплату труда на единицу продукции. (Во многом, это относится и к Испании, крупной европейской экономике, которая пока пользуется доверием у инвесторов). Первый диагноз Греции оказался ошибочным. Фискальные проблемы оказались слишком глубокими, их нельзя решить простым временным финансированием. Возможно, это относится и к Португалии с Ирландией: временная поддержка не поможет странам с укоренившимися фискальными перекосами.

Некоторые европейцы начинают переосмысливать ситуацию, хоть и с опозданием. За кулисами Германия продвигает тему «перепрофилирования» греческого долга - это мягкая форма реструктуризации, которая не затронет выплаты по основному долгу и купонные платежи, но поможет расширить сроки погашения. Для Греции это ничего не изменит, но зато освободит другие страны Еврозоны от необходимости предоставлять Греции новые займы в 2012 году, а также защитит банки с греческим долгом на балансах от пагубных списаний. Однако Европейский центральный банк категорически против реструктуризации в любом виде; другие тоже не в восторге от этой идеи. Беспокойный электорат северных стран будет сложно убедить в необходимости новых финансовых вливаниях. На короткое время они могли бы успокоить рынки. Но европейские лидеры по-прежнему будут вынуждены пытаться удержать контроль над ситуацией, потому что о радикальных решениях реструктуризации пока даже страшно подумать. Но они необходимы. И не только Греции.

Добавить комментарий